Продик

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шаблон:Философ Продик (Шаблон:Lang-grc, ок. 465 до н. э.— ок. 395 до н. э.) из Иулиды на о-ве Кеос — древнегреческий философ. Один из старших софистов времен Сократа, младший современник Протагора. Он прибыл в Афины в качестве посла от острова Кеос и стал известен как оратор и учитель. Платон относится к нему с бо́льшим уважением, чем к другим софистам, и в некоторых диалогах платоновского Сократа появляется друг Продик. Продик в своей учебной программе придаёт большое значение лингвистике и этике. Содержание одной из его речей «Геракл на распутье» до сих пор известно. Он представил также теорию происхождения религии.

Жизнь

Продик был выходцем из города Иулида на острове Кеос, являющегося родиной Симонида, которого он охарактеризовал как подражатель. Продик часто приезжал в Афины с целью ведения дел от имени своего родного города и привлекал внимание как оратор, хотя его голос был низким. Плутарх описывает его как стройного и физически слабого человека; Платон также намекает на его хилость и степень изнеженности, которая к этому привела. Филострат обвиняет его в роскоши и жадности. В диалоге Платона под названием «Протагор» Продик упоминается как ранее приезжавший в Афины. Он появляется в драме Евполида и комедиях «Облака» и «Птицы» Аристофана. Согласно заявлению Филострата, Продик прочитал свою лекцию о добродетели и пороке в Фивах и Спарте.

Продик близко общался со многими известными философами и деятелями культуры, которые уважали его талант: с Сократом, Ксенофонтом, Критием, Фукидидом, Фераменом, Еврипидом[1]. Его учениками были ораторы Терамен и Исократ.

В диалогах Платона Продик упоминается или представляется с определённой степенью уважения по сравнению с другими софистами. Аристофан в комедии «Облака» обходится с ним более снисходительно чем с Сократом.

Продику также приписывают аллегорический рассказ «Геракл на распутье».

Философские взгляды на риторику

Продик, как многие софисты, обучал искусству спора. Его особенностью был интерес к номинативной функции слов[2]. Развивая учение Протагора о правильной речи, он занимался вопросом различения точных и приблизительных синонимов (родственных слов), дефиниций оттенков смысловых значений, а также омонимов[3].

Продик называл свой метод учением «о правильности имен» (ορθότης ὀνομάτων)[4]. Стремление дать точное определение каждому термину упоминается Сократом в некоторых диалогах, например, в « «Протагоре» Сократа (337а-с)[5]:

«На эти слова отвечал Продик:

— Прекрасно, по-моему, говоришь ты, Критий: тем, кому случается присутствовать при таких обсуждениях, нужно быть для обоих собеседников общими, а не безразличными слушателями — ведь это не одно и то же. Слушать следует их сообща, но оценивать по-разному: более мудрого надо ценить больше, а неумелого — меньше. Я тоже, Протагор и Сократ, прошу вас уступить друг другу: можно спорить о таких вопросах, но не ссориться. Спорят ведь и друзья, которые хорошо относятся друг к другу, а ссорятся противники и враги. Так-то и вышла бы у нас великолепная беседа, и вы, собеседники, заслужили бы от нас, слушателей, величайшее одобрение, но не восхваление: одобрение возникает в душах слушателей искренне, без лицемерия, словесное же восхваление часто бывает лживым и противоречит подлинному мнению людей; с другой стороны, и мы, слушатели, получили бы, таким образом, величайшую радость, но не наслаждение: радоваться ведь свойственно познающему что-нибудь и приобщающемуся к разуму с помощью мысли, наслаждаться же — тому, кто что-нибудь ест или испытывает другое телесное удовольствие.

Эти слова Продика были приняты многими с величайшим одобрением».

Платон рассматривал изучение Продиком синонимов как подготовительный этап к учению о дефинициях Сократа[6]. Особенно значимо влияние на вопрос сущности вещей, их отличия друг от друга, ответа на вопрос «что это?» в исследовательском философском смысле[7].

Продик первым показал важность анализа языка для логики и философии в целом. Исследуя тему правил спора, он вплотную приблизился к формализации общего способа опровержения ложных тезисов вида «если р, то q» при помощи контрпримера[3]. Дидим Слепец упоминает обсуждение Продиком невозможности противоречия (οὐκ ἔστιν ἀντιλέγειν), аналогично Протагору и Антисфену. В этом плане важно понимать, что синонимы и однокоренные слова, схожие по значению, могут иметь различные точные значения, и части противоречие является мнимым, основываясь лишь на игре слов. Таким образом, вероятно, что Продик также интересовался логикой[4].

Известно, что Продик рекомендации врачам по вопросу медицинской терминологии, которая в то время только формировалась[8].

Натуралистический взгляд на религию

Продик, как и некоторые из его коллег софистов, интерпретировал религию в рамках натурализма. С его точки зрения, становление религии проходило в два этапа.

На первой стадии люди стали воздавать божественные почести полезным для них вещам: солнцу, луне, рекам и т. д. Продик приводил в пример культ Нила в Египте.

На второй стадии под именами Деметры, Диониса, Гефеста и других обожествлялись основатели сельского хозяйства, виноделия, металлургии, ремесел — и т. д. Таким образом, молитвы этим богам не имеют смысла. За эти идеи Продик иногда обвинялся в атеизме и пострадал от властей Афин.

Также Продик первым объяснил происхождение религии психологическими причинами — чувством благодарности[6].

Космология же в представлении Продика была вполне стандартной: основой мира он считал традиционные четыре элемента с добавлением Солнца и Луны[8].

Этика философа

В области этики Продик известен притчей о Геракле, которая сохранилась благодаря «Воспоминаниям о Сократе» Ксенофонта (II I, 21–34). Герой делает выбор между Счастьем (Добродетелью) и Порочностью, которых встречает в образе женщин. При этом добродетель понимается как средство достижения настоящей пользы[7]:

«Не буду обманывать тебя вступлениями насчет удовольствий, а расскажу по правде, как боги устроили все в мире. Из того, что есть на свете полезного и славного, боги ничего не дают людям без труда и заботы: хочешь, чтобы боги были к тебе милостивы, надо чтить богов; хочешь быть любимым друзьями, надо делать добро друзьям; желаешь пользоваться почетом в каком-нибудь городе, надо приносить пользу городу; хочешь возбуждать восторг всей Эллады своими достоинствами, надо стараться делать добро Элладе; хочешь, чтобы земля приносила тебе плоды в изобилии, надо ухаживать за землей; думаешь богатеть от скотоводства, надо заботиться о скоте; стремишься возвыситься через войну и хочешь иметь возможность освобождать друзей и покорять врагов, надо учиться у знатоков военному искусству и в нем упражняться; хочешь обладать и телесной силой, надо приучать тело повиноваться рассудку и развивать его упражнениями, с трудами и потом»[9].

Именно этот рассказ пародирует Аристофан в «Облаках» (889–1104).

Платон сохранил высказывания Продика о том, что человеческая жизнь неизбежно исполнена многих страданий (Axioch. 366c-369b), а также про требование безразличности для счастья обладания внешними благами, такими, как богатство (Eryx. 397c-398е)[4].

Примечания

Шаблон:Примечания

Литература

  1. Шаблон:Статья

Шаблон:ВС

Шаблон:Навигационная таблица

  1. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. Т. 25 (49). — СПб.: Типо-Литография И. А. Ефрона, 1898.  — С. 354.
  2. Философский словарь / авт.-сост. С. Я. Подопригора, А. С. Подопригора. — Ростов н/Д: Феникс, 2013. — С 353.
  3. 3,0 3,1 Философская энциклопедия. Т.4. — М.:  Советская энциклопедия, 1967. — 383 С.
  4. 4,0 4,1 4,2 Античная философия: Энциклопедический словарь. — М.: Прогресс-Традиция, 2008. — 896 С.
  5. Платон. Диалоги: Протагор, Большой Иппий, Иппий Меньший, Евтидем, Евтифрон, Апология Сократа, Критрон — М.: Академический Проект, 2011. — 351 С.
  6. 6,0 6,1 Белкин М., Плахотская О. Словарь «Античные писатели» — СПб.: Изд-во «Лань», 1999. — 448 С.
  7. 7,0 7,1 Антисери Д., Реале Дж. Западная философия от истоков до наших дней. I. Античность. — СПб.: Петрополис, 1997. — 336 С.
  8. 8,0 8,1 Новая философская энциклопедия. В четырех томах. Т. III — Мысль, 2010. — С. 359.
  9. Ксенофонот. Воспоминания о Сократе — М.: Наука, 1993. — 592 С.