Бердяев, Николай Александрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шаблон:Философ Шаблон:Однофамильцы Никола́й Алекса́ндрович Бердя́ев (рус. дореф. Шаблон:Oldrus, Шаблон:СС2, имение Обухово, Киевская губерния, Российская империя — 23 марта[1][2] 1948 (по другим данным, 24 марта 1948[3][4]), Кламар под Парижем, Четвёртая французская республика) — русский религиозный и политический философ, представитель русского экзистенциализмa и персонализма. Автор оригинальной концепции философии свободы и (после Первой мировой и Гражданской войн) концепции нового средневековья. Младший брат поэта Сергея Бердяева. Был семь раз номинирован на Нобелевскую премию по литературе (1942—1948)[5].

Биография

Принадлежал к дворянской семье Бердяевых, известной своими традициями офицерской службы. Его отец, офицер-кавалергард Александр Михайлович Бердяев (1837—1916), сын генерал-лейтенанта М. Н. Бердяева, был киевским уездным предводителем дворянства, позже председателем правления Киевского земельного банка. Мать Алина Сергеевна, урождённая княжна Кудашева, была внучкой графини Виктории Потоцкой и графа Антония Людвига Октавия Шуазёль-Гуфье[6]. Супруга — поэтесса Лидия Рапп (урождённая Трушева; 1871—1945).

Образование

Бердяев воспитывался дома, затем в Киевском кадетском корпусе. В шестом классе оставил корпус и начал готовиться к экзаменам на аттестат зрелости для поступления в университет. «Тогда же у меня явилось желание сделаться профессором философии»[7]. Поступил на естественный факультет Киевского университета, через год на юридический. В 1897 году за участие в студенческих беспорядках был арестован, отчислен из университета и сослан в Вологду. В 1899 году в марксистском журнале «Die Neue Zeit» напечатана его первая статья «Ф. А. Ланге и критическая философия в их отношении к социализму».

Общественная деятельность

В 1901 году вышла его статья «Борьба за идеализм», закрепившая переход от позитивизма к метафизическому идеализму. Наряду с С. Н. Булгаковым, П. Б. Струве, С. Л. Франком Бердяев стал одной из ведущих фигур движения, выступившего с критикой мировоззрения революционной интеллигенции. Это направление впервые заявило о себе сборником статей «Проблемы идеализма» (1902), затем сборниками «Вехи» (1909) и «Из глубины» (1918), в которых резко отрицательно характеризовалась роль радикалов в революции 1905 и 1917 годов.

Файл:Osvobozhdentsy.jpg
Группа основателей «Союза освобождения» в 1902 г. в Германии (слева направо): Пётр Струве, Нина Струве, Василий Богучарский, Николай Бердяев и Семён Франк (внизу)

В 1903—1904 годах принимал участие в организации Союза освобождения и его борьбе.

Шаблон:Начало цитатыЖелая принять какое-либо участие в освободительном движении, я примкнул к Союзу освобождения. С инициаторами Союза освобождения у меня были идейные и личные связи. Я принял участие в двух съездах за границей в 1903 и 1904 годах, на которых был конструирован Союз освобождения. Съезды происходили в Шварцвальде и в Шафгаузене, около Рейнского водопада. Красивая природа меня более привлекала, чем содержание съездов. Там я впервые встретился с либеральными земскими кругами. Многие из этих людей впоследствии играли роль в качестве оппозиции в Государственной думе и вошли в состав Временного правительства 1917 года. Среди них были очень достойные люди, но среда эта была мне чужда. В мою задачу совсем не входит писать воспоминания о Союзе освобождения, который играл активную роль перед первой русской революцией. Из деятелей Союза освобождения вышли элементы, составившие потом главную основу кадетской партии. В кадетскую партию я не вошёл, считая её партией «буржуазной». Я продолжал считать себя социалистом. Я принимал участие в комитете Союза освобождения сначала в Киеве, потом в Петербурге, но особенно активной роли по своему настроению не играл и чувствовал страшную отчуждённость от либерально-радикальной среды, большую отчуждённость, чем от среды революционно-социалистической. Иногда я вел переговоры от Союза освобождения с социал-демократами, например, с X., тогда меньшевиком, а впоследствии советским сановником, народным комиссаром и послом, с Мартовым, а также с представителями еврейского Бунда. На «освобожденческих» банкетах, которыми в то время полна была Россия, я себя чувствовал плохо, не на своём месте и, несмотря на свой активный темперамент, был сравнительно пассивен. Я себя чувствовал относительно лучше среди социал-демократов, но они не могли мне простить моей «реакционной», по их мнению, устремленности к духу и к трансцендентному.Шаблон:Конец цитаты

В 1913 году написал антиклерикальную статью «Гасители духа», в защиту афонских монахов.

Файл:Николай Бердяев.jpg
Николай Александрович Бердяев. 1912 г.

За это он был приговорён к ссылке в Сибирь, но Первая мировая война и революция помешали приведению приговора в исполнение, в результате чего, три года он провёл в ссылке в Вологодской губернии. За последующие годы до своей высылки из СССР в 1922 году Бердяев написал множество статей и несколько книг, из которых впоследствии, по его словам, по-настоящему ценил лишь две — «Смысл творчества» и «Смысл истории».

Участвовал во многих начинаниях культурной жизни Серебряного века, вначале вращаясь в литературных кругах Петербурга, потом принимая участие в деятельности Религиозно-философского общества в Москве. После революции 1917 года Бердяев основал «Вольную академию духовной культуры», просуществовавшую три года (1919—1922): Шаблон:Начало цитатыЯ был её председателем, и с моим отъездом она закрылась. Это своеобразное начинание возникло из собеседований в нашем доме. Значение Вольной академии духовной культуры было в том, что в эти тяжёлые годы она была, кажется, единственным местом, в котором мысль протекала свободно и ставились проблемы, стоявшие на высоте качественной культуры. Мы устраивали курсы лекций, семинары, публичные собрания с прениями.Шаблон:Конец цитаты

В 1920 году историко-филологический факультет Московского университета избрал Бердяева профессором.

Высылка из советской России

Дважды при советской власти Бердяев попадал в тюрьму. «Первый раз я был арестован в 1920 году в связи с делом так называемого Тактического центра, к которому никакого прямого отношения не имел. Но было арестовано много моих хороших знакомых. В результате был большой процесс, но я к нему привлечён не был». Во время этого ареста, как рассказывает Бердяев в мемуарах, его допрашивали лично Феликс Дзержинский и Вацлав Менжинский.

Во второй раз Бердяева арестовали в 1922 году. «Я просидел около недели. Меня пригласили к следователю и заявили, что я высылаюсь из советской России за границу. С меня взяли подписку, что в случае моего появления на границе СССР я буду расстрелян. После этого я был освобождён. Но прошло около двух месяцев, прежде чем удалось выехать за границу»[8].

Адреса в Санкт-Петербурге

  • 1905—1907 — Сапёрный переулок, 10.

Жизнь в эмиграции

После отъезда 29 сентября 1922 года — на так называемом «философском пароходе» — Бердяев жил сначала в Берлине, где познакомился с несколькими немецкими философами: Максом Шелером (1874—1928), Кайзерлингом (1880—1946) и Шпенглером (1880—1936). Сочинения немецкого философа Франца фон Баадера (1765—1841) — по словам Бердяева «величайшего и замечательнейшего из бёмеанцев»[9] — привели русского эмигранта к трудам религиозного мистика, так называемого «тевтонского философа», Якоба Бёме (1575—1624)[10].

В 1924 году переехал в Париж. Там, а в последние годы в Кламаре под Парижем, Бердяев и жил до самой смерти. Принимал самое активное участие в работе Русского студенческого христианского движения (РСХД), являлся одним из его главных идеологов. Он много писал и печатался, с 1925 по 1940 год был редактором журнала русской религиозной мысли «Путь», активно участвовал в европейском философском процессе, поддерживая отношения с такими философами, как Э. Мунье, Г. Марсель, К. Барт и др.

«В последние годы произошло небольшое изменение в нашем материальном положении, я получил наследство, хотя и скромное, и стал владельцем павильона с садом в Кламаре. В первый раз в жизни, уже в изгнании, я имел собственность и жил в собственном доме, хотя и продолжал нуждаться, всегда не хватало». В Кламаре раз в неделю устраивались «воскресенья» с чаепитиями, на которые собирались друзья и почитатели Бердяева, происходили беседы и обсуждения разнообразных вопросов и где «можно было говорить обо всём, высказывать мнения самые противоположные»[11].

Среди опубликованных в эмиграции книг Н. А. Бердяева следует назвать «Новое средневековье» (1924), «О назначении человека. Опыт парадоксальной этики» (1931), «О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии» (1939), «Русская идея» (1946), «Опыт эсхатологической метафизики. Творчество и объективация» (1947). Посмертно были опубликованы книги «Самопознание. Опыт философской автобиографии» (1949), «Царство Духа и царство Кесаря» (1951) и др.

В 1942—1948 годах был семь раз номинирован на Нобелевскую премию по литературе[5].

«Мне пришлось жить в эпоху катастрофическую и для моей Родины, и для всего мира. На моих глазах рушились целые миры и возникали новые. Я мог наблюдать необычайную превратность человеческих судеб. Я видел трансформации, приспособления и измены людей, и это, может быть, было самое тяжёлое в жизни. Из испытаний, которые мне пришлось пережить, я вынес веру, что меня хранила Высшая Сила и не допускала погибнуть. Эпохи, столь наполненные событиями и изменениями, принято считать интересными и значительными, но это же эпохи несчастные и страдальческие для отдельных людей, для целых поколений. История не щадит человеческой личности и даже не замечает её. Я пережил три войны, из которых две могут быть названы мировыми, две революции в России, малую и большую, пережил духовный ренессанс начала XX века, потом русский коммунизм, кризис мировой культуры, переворот в Германии, крах Франции и оккупацию её победителями, я пережил изгнание, и изгнанничество моё не кончено. Я мучительно переживал страшную войну против России. И я ещё не знаю, чем окончатся мировые потрясения. Для философа было слишком много событий: я сидел четыре раза в тюрьме, два раза в старом режиме и два раза в новом, был на три года сослан на север, имел процесс, грозивший мне вечным поселением в Сибири, был выслан из своей Родины и, вероятно, закончу свою жизнь в изгнании»[12].

В 1946 году получил советское гражданство[13]. Умер Бердяев в 1948 году за письменным столом в своём рабочем кабинете в доме в Кламаре от разрыва сердца. За две недели до смерти он завершил книгу «Царство Духа и Царство Кесаря», и у него уже созрел план новой книги, написать которую он не успел[14].

Похоронен в Кламаре, на городском кладбище Буа-Тардьё[15].

В честь философа назван астероид— 4184 Бердяев.

Могила Николая Бердяева на кладбище Кламара (Франция; 2013).

Основные положения философии

Бердяев начал свою философскую деятельность как марксист, но потом он все более склонялся к философии экзистенциализма и персонализма. От марксизма он брал пафос революции, а также критику буржуазности. Иногда у Бердяева причудливо сочетается христианская и марксистская лексика: «Грех этот в оппортунистической приспособленности к «буржуазному» миру». В изложении своей философии он придерживался эссеистической манеры, критикуя отождествление философии с наукой. Саму научность он именовал «рабством духа у низших сфер бытия». Философия им отождествляется с искусством, в котором важную роль играет творчество, личность и призвание.

В социальных вопросах Бердяев выступал как идеолог персонализма. Он верил в исключительность каждой личности и её силу. Философ полагал, что внутренняя жизнь каждого отдельного человека отчуждена от внешнего мира. Он видел глубокий конфликт, в котором находился современный ему человек с внешним миром и обществом, стремившимся подавить его внутреннюю духовную жизнь.

Бердяев занимался и вопросами философии истории, писал о сущности исторической памяти. Для него она имеет два уровня: на первом, фундаментальном уровне историческая память связана с самой категорией времени, а также с Богом. На втором уровне она связана уже с непосредственно конкретными историческими событиями из жизни народа. Таким образом, религия лежит в основе исторической памяти. Кроме того, благодаря ней преодолевается время, человек соприкасается с вечностью[16].

Бердяев благосклонно относится к христианству, однако замечает опасность «реставрации святоотеческого христианства», которая «может быть на руку духу антихристову»[17], поскольку в ней мало антропологии. От христианства он берёт идею, что «знаком образа Творца» в человеке является «творческая свобода». Также он принимает каббалистическое учение о «Небесном Адаме». В целом Бердяев видел сходство всех религий в идее преодоления мира, поэтому он вводил понятие «нового религиозного сознания»[18].

Основными понятиями философии Бердяева является свобода (как антитеза необходимости), в которой творчески преодолевается власть отчуждения. Особенностью взглядов Бердяева было учение о «первичной», «несотворённой» свободе, над которой не властен даже Бог. Он противопоставляет «свободу от» (свободу в негативном смысле) «свободе для». Бердяев полагал, что именно христианство является религией свободы, так как именно в нём появляется возможность преодоления внешних обстоятельств с помощью действий свободного субъекта.

Творчество в наибольшей степени обнаруживается в романтизме, где присутствует «трансцендентный прорыв» и «христианская потусторонность». Культуру Бердяев считает объективацией и побочным результатом творчества, которое стремится к преображению мира. Отсюда «подлинное творчество есть теургия»[19]. Размышляя о творчестве, Бердяев противопоставляет его «мистико-пантеистической» эманации и «материалистическо-натуралистической» эволюции. Творчество не перераспределение, но «оригинальный акт». Бердяев не локализует творчество в одном Боге, но выдвигает учение о «восьмом дне творения», т. е. продолжающемся творении, в котором участвует и человек. Попытка уподобиться Творцу иногда порождает «мертвые механизмы»[20], однако творческая гениальность все же равноценна святости. Бердяев называет гениальность «святостью дерзновения».

Наличие содержащейся параллели с упадком античного мира в «Новом средневековье» Бердяева отмечает Сергей Крих: у Бердяева конец «современной античности» (мира XIX века, викторианской эпохи, русского классицизма и так далее) виделся как трагический путь к очистившемуся обществу[21].

Книги

Статьи

Примечания

Шаблон:Примечания

Литература

Ссылки

Шаблон:Навигация

Шаблон:ВС

  1. Даты жизни и творчества Николая Бердяева
  2. Н. А. Бердяев — интеллектуальная биография
  3. Шаблон:Cite web
  4. Бердяев Николай Александрович — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  5. 5,0 5,1 Шаблон:Cite web
  6. Шаблон:Cite web
  7. Бердяев Н. А. Автобиография // Бердяев Н. А. Самопознание. — М., 1991. — С. 351.
  8. Бердяев Н. А. «Самопознание»
  9. журнал Путь, № 21, стр. 52
  10. «Berdiaev a connu Boehme par l’intermédiaire du philosophe allemand Franz von Baader — „le plus grand et le plus remarquable de tous les boehméens“ (voir La Voie, n° 21, p. 52)» — Шаблон:Книга
  11. Ставров П. Воскресенья в Кламаре // Бердяев Н. А. Самопознание. — М., 1991.
  12. Бердяев Н. А. Самопознание: (Опыт философской автобиографии). — М., 1991. — С. 9.
  13. Киевлянин Бердяев
  14. Рапп Е. Ю. Запись о смерти Н. А. Бердяева / (Вступ. ст. и примеч. С. Г. Блинова, С. Д. Воронина, В. М. Мельникова, А. Л. Налепина, М. Д. Филина) // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1994. — С. 242—243. — [Т.] I.
  15. Шаблон:Cite web
  16. Шаблон:Статья
  17. Смысл творчества. Гл.II
  18. Смысл творчества. Гл.VII
  19. Смысл творчества. Гл.IV
  20. Смысл творчества. Гл.V
  21. Шаблон:Cite web